RSS     Владивосток 18.10.2021 14:57       Написать нам  |  Войти

Последние фоторепортажи

Последние видео

Опрос (архив)

Согласны ли Вы с тем, что дате 7 ноября должен быть возвращен статус государственного праздника?


«Вашингтонский обком» устраивал Генсек по имени «Никакой»

Как и другие институты международного профиля АН СССР, Институт международного рабочего движения, в котором я работал с его основания в 1966 г., поддерживал широкие контакты с политологическими центрами различных стран мира, сотрудники которых нередко выступали перед нашим научным коллективом.

Среди зарубежных гостей нашего института был известный американский советолог Джерри Хаф, принадлежавший к «школе ревизионистов». Так в США стали называть тех исследователей СССР, которые вскоре после советских успехов в космосе стали «ревизовать» господствовавшие прежде в советологии примитивные оценки нашей страны, противопоставляя им выводы на основе более объективного и внимательного изучения советского общества.

С середины 70-х гг. Хаф занялся исследованием советской политической элиты. Поскольку в ту пору не было ни интернета, ни персональных компьютеров, Хаф извлекал  необходимую ему информацию о советских руководящих деятелях прежде всего из центральных, а также республиканских и областных газет нашей страны, поступавших в США. После выборов в Верховные Советы СССР и союзных республик Хаф старался получить въездную советскую визу, чтобы ознакомиться в московских библиотеках с биографиями кандидатов в высшие органы Советской власти, публиковавшимися в дни предвыборных кампаний. Хаф утверждал, что он у себя дома собрал огромную коллекцию биографий советских политических деятелей.

В то время многие американские советологи строили прогнозы относительно того, кто встанет во главе Советской страны в случае ухода из жизни Л.И. Брежнева. Для них было ясно, что другие наиболее значительные лидеры Советской страны (А.И. Косыгин, М.А. Суслов, А.П. Кириленко) далеко не молоды, а потому вряд ли смогут долго возглавлять СССР. Поэтому одни авторы советологических публикаций утверждали, что партию возглавит первый секретарь Московской городской организации КПСС В.В. Гришин, который от одного съезда КПСС к другому открывал прения по отчетному докладу ЦК. Другие обращали внимание на то, что последние годы на многих публичных мероприятиях Л.И. Брежнева постоянно сопровождал секретарь ЦК КПСС К.У. Черненко и потому решили, что он станет преемником генсека. Третьи указывали на возраставшую роль КГБ СССР и назвали его руководителя Ю.В. Андропова будущим лидером Советской страны.

Иным был прогноз Джерри Хафа, изложенный им в апрельском номере 1979 года американского советологического журнала «Проблемы коммунизма». На обложке журнала была помещена фотография, изображавшая Л.И. Брежнева, А.И. Косыгина, М.А. Суслова и А.П. Кириленко на трибуне Мавзолея Ленина во время первомайской демонстрации. Фотография сопровождалась указанием на статью Джерри Хафа, которая была проиллюстрирована фотопортретами Ю.В. Андропова, К.У. Черненко и В.В. Гришина. Автор статьи допускал, что эти советские руководители могут на какое-то время заменить тогдашних лидеров СССР, запечатленных на обложке журнала. Однако наибольшие возможности стать Генеральным секретарем ЦК КПСС и сравнительно долго пробыть на этом посту, утверждал Джерри Хаф, имел недавно избранный секретарем ЦК партии М.С. Горбачев. Большая фотография Михаила Сергеевича также украшала статью, в которой Хаф на основе собранных им и проанализированных сведений доказывал правоту своего прогноза.

Журнал «Проблемы коммунизма» издавался под эгидой американского Совета по «советским исследованиям». В руководство этого совета входили представители Государственного департамента, Министерства обороны и ЦРУ. То обстоятельство, что статья Хафа стала главным материалом журнала, означало, что лица из ведущих правительственных учреждений США поддерживали вывод советолога. За шесть лет до его избрания Генеральным секретарем ЦК КПСС влиятельные лица США рассматривали М.С. Горбачева как будущего руководителя Советского Союза, а потому пристально наблюдали за его деятельностью и внимательно изучали его прошлое.

Разные жизненные пути юных передовиков сельского труда

Еще в юности Михаил Горбачев не был обделен вниманием к своей персоне. Он был 18-летним школьником, когда стал  известен не только в родном селе Привольном и в своем Красногвардейском районе, но и во всем Ставропольском крае, после того, как в апреле 1949 года был награжден орденом Трудового Красного Знамени. Путь к этой награде был нелегким. Как и многие подростки военных лет, 13-летний Миша Горбачев с 1944 года совмещал учебу в школе с полевыми работами. В это время его отец Сергей Андреевич Горбачев сражался на фронтах войны, был не раз ранен, награжден двумя орденами «Красной Звезды» и многими медалями. После возвращения отца с фронта Михаил стал помогать отцу в работе, особенно во время уборки урожая.

Послевоенное лето 1946 г. оказалось трудным для Советской страны. Значительную часть юга поразила жестокая засуха. Неурожай был усугублен нехваткой рабочей силы на селе. Многие колхозники, работники совхозов и МТС погибли в сражениях Великой Отечественной войны. Миллионы сельских тружеников вернулись в родные деревни и села инвалидами. Февральский (1947 г.) пленум ЦК ВКП(б) был посвящен вопросам развития сельского хозяйства. Одним из следствий этой дискуссии стало принятие мер по стимулированию трудовой деятельности сельских работников.

29 марта 1947 года был опубликован Указ Президиума Верховного Совета СССР, в соответствии с которым за сбор самых высоких урожаев присваивались звания Героя Социалистического Труда. За другие отличия в ходе сбора урожая тружеников награждали орденами Ленина и Трудового Красного Знамени, а также медалями «За доблестный труд» и «Трудовое отличие». На основании этого указа за уборку урожая 1948 года комбайном «Сталинец-6» Сергей Андреевич Горбачев был награжден орденом Ленина, а помогавший ему в работе сын Михаил – орденом Трудового Красного Знамени. После того, как в сельскую школу, в которой учился Михаил Горбачев, пришло известие о высокой награде, там состоялось собрание. По словам М.С. Горбачева, ему «пришлось произнести первую митинговую речь».

Еще в первые сталинские пятилетки в Советской стране вручали высокие награды молодым отличникам сельского труда. Орденом Ленина был награжден в 1935 году комсомолец Константин Борин из Штейнгардской МТС Азово-Черноморского края. Окончив школу механизаторов, К.А. Борин встал за штурвал комбайна «Коммунар» и добился невиданной тогда выработки. За 40 рабочих дней он убрал 780 гектаров (при норме 160 за сезон). Борин стал одним из знаменитых стахановцев страны.

В том же 1935 году прославилась на всю страну 11-летняя пионерка Мамлакат Нахангова из таджикского кишлака Шихмансур. Во время полевых работ Мамлакат первая в Союзе стала собирать хлопок двумя руками, а не одной, как было ранее принято. Каждый рабочий день девочка приносила с поля от 70 до 80 килограммов хлопка (при норме 13 кг). В декабре 1935 года Мамлакат была приглашена в Москву на совещание передовых колхозников и колхозниц Таджикистана и Туркменистана с руководителями партии и правительства. В своей речи на этом совещании Сталин объявил, что у руководителей партии «имеется намерение представить к высшей награде – к ордену – всех участников и участниц данного совещания за отличную работу». Мамлакат были вручены орден Ленина, патефон с пластинками и ручные часы. Летом 1936 г. Мамлакат была награждена путевкой в «Артек», память о пребывании в котором она сохранила на всю жизнь.

Высокие награды Родины вдохновляли  молодых передовиков сельского труда. Вернувшись домой после трех лет участия в боях Великой Отечественной войны, К.А. Борин снова встал за штурвал комбайна. За новые трудовые достижения Борин был удостоен звания Героя Социалистического Труда, а затем поступил на учебу в Московскую сельскохозяйственную академию имени К.А. Тимирязева. После ее окончания Борин поработал два года в главке Министерства сельского хозяйства СССР, но вскоре вернулся в «Тимирязевку» и, став доцентом, преподавал в академии до конца жизни.

Хотя после начала войны Мамлакат Нахангова не раз писала заявления с просьбой направить ее на фронт, советские  власти боялись, что прославленная стахановка погибнет в боях, и отказывали в ее просьбе. Тогда Мамлакат, которая не могла толком объясниться со Сталиным в 1935 г., так как плохо владела русским языком, поступила в педагогический институт Сталинабада. Там она не только блестяще освоила русскую речь, но выучила также английский язык. До глубокой старости  Мамлакат Акбердыевна преподавала в Таджикистане язык Шекспира. Кроме того, М.А. Нахангова защитила диссертацию, посвященную особенностям таджикского языка, и стала кандидатом филологических наук.

Нет сомнений в том, что высокая правительственная награда повлияла и на Михаила Горбачева. Он поверил в свои способности реализовать жизненные планы, которые были более далеко идущими, чем у юных героев труда первых пятилеток. На другой же год после вручения ему ордена 19-летний школьник Михаил Горбачев подал заявление о вступлении в партию. Юный орденоносец был принят в ряды ВКП(б). Тем самым он сделал первый шаг на пути к своей будущей партийной карьере. В отличие от Мамлакат, Михаил выбрал для продолжения учебы не родной край, а Москву. В том же году М.С. Горбачев, окончивший сельскую школу с серебряной медалью, был принят без экзаменов в Московский государственный университет имени М. Ломоносова. Объясняя легкость своего поступления в первый университет страны, Горбачев вспоминал: «Видимо, повлияло все: и рабоче-крестьянское происхождение, и трудовой стаж, и то, что я уже был кандидатом в члены партии и, конечно, высокая правительственная награда».

В отличие же от Борина, юноша не захотел больше трудиться на  полях страны. В своих воспоминаниях Горбачев писал, что его одинаково привлекала подготовка и на юриста, и на железнодорожника. Горбачев выбрал юридический факультет МГУ: «Не могу сказать, что это был всецело выношенный замысел, – писал он. – Что такое юриспруденция и право, я представлял себе тогда довольно туманно. Но положение судьи или прокурора мне импонировало».

Трудно сказать, как долго юный Горбачев тешился грезами о ролях беспристрастного и мудрого судьи или грозного прокурора. В отличие от упомянутых выше героев труда К. Борина и М. Наханговой, которые после получения ими высшего образования стали работать по полученным ими в вузах специальностям до конца жизни, Горбачев выбрал иную стезю для своей деятельности, став после окончания МГУ заместителем заведующего Отдела агитации и пропаганды Ставропольского крайкома ВЛКСМ.

Возможно, назначение Горбачева на этот пост было вызвано тем, что в руководстве Ставропольского края о нем помнили как о школьнике, который был награжден орденом Трудового Красного Знамени за успехи в сборе урожая. Дело в том, что за год до возвращения Горбачева из Москвы партийное руководство Ставрополья поддержало почин школьников колхоза «Россия» Новоалександровского района. Под руководством преподавателей своей сельской школы они создали «ученическую производственную бригаду», которая после завершения школьных занятий обрабатывала выделенный им участок поля в 22 га. Летом 1955 г. по примеру школьников колхоза «Россия» в Ставрополье появилось много подобных ученических производственных бригад. Хотя, занимая с 1955 по 1963 г. различные посты в крайкоме комсомола, а затем с 1963 по 1978 г. – в крайкоме партии, Горбачев был причастен к самым разным делам Ставрополья, он уделял много времени и сил работе с молодежью, которая была вовлечена в хорошо знакомую ему со школьных времен деятельность. 

Вскоре движение ученических производственных бригад было подхвачено в других областях России. На Ставрополье проводились слеты  передовиков этих бригад. Об этом рассказала делегатам XXV съезда КПСС завуч Сотниковской средней школы Ставропольского края Герой Социалистического Труда О.К. Гуцева. Заметив, что после организации первых бригад «трудовую закалку в них прошли полмиллиона сельских тружеников Ставрополья», заслуженная учительница подчеркнула, что в таких бригадах «воспитывается труженик нового типа, сочетающий в себе лучшие качества хлебороба и индустриального рабочего».

Движение ставропольских школьников привлекло к себе внимание высших руководителей страны. Л.И. Брежнев не раз обращался с приветствиями к участникам слетов сельских тружеников. В одном из своих приветственных посланий Л.И. Брежнева назвал Ставрополье «родиной ученических бригад». Наверняка, учитывая воспитательное значение этого движения для всей страны и роль в его организации ставропольского партийного руководства, в 1974 г. на сессии Верховного Совета СССР первый секретарь Ставропольского крайкома партии Горбачев был избран председателем Комиссии по делам молодежи Совета Союза.

Через четыре года, 27 ноября 1978 г., на пленуме ЦК КПСС М.С. Горбачев был избран секретарем Центрального комитета партии. Ни один из передовиков сельского труда, награжденных в юности высокими правительственными наградами, не достиг в зрелые годы столь высокого положения в советском обществе. Казалось, на новом посту Горбачев, бывший в юности помощником комбайнера, а затем постоянно поощрявший труд школьников на полях родного края, будет способствовать распространению опыта сельской молодежи, успешно сочетающей учебу и общественно полезный труд.

В поисках «скелетов в шкафах» Горбачевых

В 1978 г., когда советские люди были заняты мирным трудом и строили планы развития своей страны, в Великобритании вышла в свет книга с пугающим названием «Третья мировая война. Август 1985 г.». Ее авторами были британские военачальники во главе с генералом Джоном Хэккетом, которые являлись советниками НАТО. На 500 страницах книги в сопровождении карт и фотографий, изображавших грядущие боевые действия, был изложен сценарий разгрома СССР и других стран Варшавского договора. Очевидно, разделяя цели авторов книги и высоко их труд, тогдашний премьер-министр Великобритании Л.Д. Каллагэн подарил их произведение тогдашнему президенту США Джимми Картеру.

В последующие годы многие события, казавшиеся невероятными в 1978 г., состоялись, хотя и не в те сроки, которые были обозначены в книге. Например, авторы описали появление в Польше массового антиправительственного движения в 1985 г., в то время как возникший внезапно профсоюз  «Солидарность» парализовал Польскую Народную Республику уже в 1980 г. В книге говорилось о распаде Югославии на отдельные республики и вооруженные столкновения между Сербией и Хорватией в 1985 г., а раскол СФРЮ начался в июне 1991 г. На тот же 1985 г. была назначена авторами книги демонстрация в Алма-Ате под лозунгами «Русские, убирайтесь из Казахстана!». Нечто подобное произошло в Алма-Ате в декабре 1986 г. Хотя атомной бомбардировки Минска, описанной в книге, не произошло, но авторы рассказали о радиации, накрывшей Белоруссию летом 1985 г., за год до того, как последствия Чернобыльской катастрофы поразили в 1986 г. эту республику.

Можно предположить, что эти предвидения сбывались не столько потому, что британские генералы и адмиралы сумели прозорливо оценить перспективу развития общественно-политических процессов в разных странах мира, сколько потому, что они были хорошо осведомлены о подготовке в штабах НАТО подрывных действий против СССР и других социалистических стран. Хотя молниеносная война между странами Варшавского договора и странами НАТО, описанная в книге, не осуществилась, авторы не ошиблись в своем главном прогнозе – крушении социалистического строя в СССР и других европейских странах. По замыслу британских советников НАТО последний коварный удар по советскому государству наносили украинские националисты, которые долгое время скрывали свои подлинные взгляды под обличьем лояльных членов КПСС и сотрудников КГБ. Они совершили переворот в Кремле, в ходе которого убили «президента Воротникова». (В то время президентского поста в СССР не существовало. Неясно, предсказывали ли британские стратеги такую судьбу Виталию Ивановичу Воротникову или просто воспользовались его фамилией.)

В отличие от своих британских коллег, американские стратеги «холодной войны» не публиковали своих сценариев разгрома мира социализма. Однако вряд ли американские планы были менее коварными и детальными, чем те, что были изложены в книге британских генералов. Не исключено, что, подобно их заокеанским коллегам, американские разработчики планов уничтожения СССР осознавали важность нанесения удара по высшему советскому руководству с помощью своей агентуры в верхах нашей страны. По этой причине Совет по советским исследованиям придавал особое значение изучению биографий советских руководителей.

Беседуя с Джерри Хафом во время его пребывания в нашем институте, я заметил: «Наверное, только в ЦРУ имеется более основательная коллекция жизнеописаний таких лиц». Считая американских разведчиков пленниками примитивных схем, Хаф ответил мне: «В ЦРУ коллекция хуже. Они не тем интересуются». Из этого обмена репликами нетрудно было заключить, что Хаф был знаком с досье, которые составляли в ЦРУ на советских руководителей. Можно было также предположить, что представители ЦРУ в Совете советских исследований, столь откровенно беседовавшие с Хафом, сотрудничали с ним и использовали собранную им информацию,

Чем интересовалось ЦРУ, Хаф не рассказал мне. Но можно предположить, что сотрудники американской разведки прежде всего искали «скелеты в шкафах» советских руководителей, то есть те сведения, которые могли их компрометировать, а потому  не оглашались в предвыборных биографиях кандидатов в депутаты Советов. Не исключено, что американская агентура могла получить доступ к анкетам и автобиографиям советских политических деятелей, которые те представляли при поступлении на работу. Появление в 1978 г. на кремлевском небосклоне новой звезды в лице Горбачева неизбежно вызвало повышенный интерес к нему сотрудников ЦРУ и других силовых структур США. Однако если тайные агенты США добрались до анкет и автобиографий Горбачева, то они могли к своему разочарованию  узнать, что под следствием он никогда не состоял, к суду не привлекался, не разводился и не имел родственников за рубежом.

Правда, был один пункт в анкете, который вносил  диссонанс в почти идеальный портрет. Как и 80 миллионов советских людей, оказавшихся на территории, оккупированной немецко-фашистскими захватчиками, Михаил Горбачев должен был отразить во всех своих анкетах этот факт своей биографии. Однако американские разведчики скорее всего не удосужились прочесть гайдаровскую сказку о «Военной тайне», а если бы и знали ее, то вряд ли поверили тому, что, подобно Мальчишу-Плохишу, 11-летний Миша Горбачев был завербован абвером, получив бочку варенья и корзину печенья.

Зато американские эксперты по долгу службы должны были исходить из правдоподобия другой сказки, которая легла в основу резолюции конгресса США о «порабощенных народах» от 9 июля 1959 года. Резолюция провозглашала: «С 1918 года империалистическая и агрессивная полити­ка русского коммунизма привела к созданию обширной империи, которая представляет собой зловещую угрозу для безопасности Соединенных Штатов и всех свободных народов мира». В резолюции утверждалось, что для устранения этой «угрозы» требовалось «освобождение» народов «Польши, Венгрии, Литвы, Украины, Чехословакии, Латвии, Эстонии, Белой Рутении (так в резолюции назвали Белоруссию), Румынии, Восточной Германии, Болгарии, континентального Китая, Азербайджана, Грузии, Армении, Северной Кореи, Албании, Идель-Урала (то есть народов Поволжья и Приуралья), Тибета, Козакии (эту страну придумали авторы резолюции, произвольно соединив вместе области с преобладанием казачества), Туркестана, Северного Вьетнама и других». (Не собирались «освобождать» лишь русский народ.)

Авторы резолюции уверяли, что «эти покоренные нации обращаются к Соединенным Штатам как к цитадели человеческой свободы, в поисках руководства для достижения их освобождения и независимости с тем, чтобы вернуть им возможность пользоваться христианскими, иудейскими, мусульманскими, буддистскими или другими религиозными свободами, и их индивидуальными свободами». Резолюция поручила президенту США отмечать «неделю порабощенных наций» «каждый год до тех пор, пока сво­бода и независимость не будут достигнуты порабощенными нациями мира». Эта резолюция, подтверждавшаяся затем ежегодно в течение 30 лет, определила основы политики США как в отношении СССР, так и всех стран социализма.

Американские стратеги, которые, подобно генералу Хэккету и его соавторам, рассчитывали на поддержку законспирированных националистов в советских верхах, а потому выискивали представителей «порабощенных народов», копаясь в биографиях руководителей СССР. Поскольку родители Горбачева были родом из Ставрополья, объявленного в США частью «Козакии», а также из Украины, получалось, что он сын двух «порабощенных» народов. Украинское происхождение супруги Горбачева позволяло американцам, руководствовавшимся ежегодными антисоветскими посланиями президента США, считать ее дочерью «порабощенного» народа.

Очевидно, поиск сотрудников ЦРУ завел их в тупик, потому что никаких связей супругов Горбачевых с петлюровцами, бандеровцами или белоказаками не существовало. Однако в ходе расследования американские спецслужбы могли установить, что все дедушки Михаила Горбачева и его супруги  Раисы Максимовны (урожденной Титаренко) были подвергнуты репрессиям в 30-е гг. Дедушка Горбачева по отцу Андрей Моисеевич  был крестьянином-единоличником, который упорно не хотел вступать в колхоз. Он был арестован в 1934 г. и сослан в Иркутскую область за невыполнение плана по посевам. Правда, пробыв в ссылке два года, А.М. Горбачев вернулся в родную деревню, вступил в колхоз и больше недоразумений с властями не имел.

Дедушка Горбачева по матери – Пантелей Ефимович Гопкало был председателем колхоза «Хлебороб», а затем колхоза «Красный Октябрь», когда в 1937 г. по обвинению в участии в троцкистской террористической организации он был арестован и более года находился под следствием. Правда, в 1938 г. он был освобожден, его обвинители были наказаны, а П.Е. Гопкало вновь стал председателем колхоза. Впоследствии он заведовал районным земельным отделом.

Еще суровее обошлись власти с родными Раисы Максимовны. Ее дед по отцу Титаренко после ареста в 30–х гг. пробыл 4 года в тюрьме. Ее дед по матери Петр Парада был обвинен в том, что выступал против коллективизации, и был расстрелян в 1937 году как участник террористической организации. (В 1989 г. он был реабилитирован.) В те же годы был арестован и дед Раисы Максимовны – Андрей Филиппович Титаренко, который пробыл в заключении 4 года.

Появление на советском олимпе деятеля, у которого было так много прямых родственников, понесших суровые наказания от советских властей, не могло не вызвать повышенный интерес у тех, кто влиял на формирование американской политики в отношении нашей страны. Вряд ли у американских спецов по СССР имелась информация о том, что внук и внучка разделяли те взгляды, в распространении которых обвиняли в 30-е годы их дедушек. В то же время эксперты по СССР могли  предположить, что судьбы репрессированных родных были предметом переживаний в семье Горбачевых.

Не исключено, что эти семейные воспоминания соединялись с размышлениями о судьбах крестьянства всей страны в ходе коллективизации. Об интересе к вопросам коллективизации свидетельствовал выбор Раисой Максимовной темы для своей кандидатской диссертации. Она называлась «Формирование новых черт быта колхозного крестьянства». Работа над диссертацией открывала возможность  узнать о том, как осуществлялись перемены в жизни крестьянства страны в ходе коллективизации. Также нет сомнений в том, что поскольку Р.М. Горбачева успешно защитила свою диссертацию, указанные в ее работе изменения в жизни советских крестьян после коллективизации были оценены положительным образом. Вряд ли изыскания в родословных Горбачевых позволили  работникам ЦРУ получить надежные гарантии в том, что  супруги готовы мстить  советскому строю за несчастья их родных и ради этого будут сотрудничать с  врагами нашей страны.

Не было свидетельств и о связях Горбачева и его супруги с диссидентами или другими «инакомыслящими». Разумеется, в Ставропольском крае случались происшествия, которые можно было объяснить недостатками идеологической работы партийных и комсомольских органов. Автор данной статьи был свидетелем того, как в декабре 1970 г. крайком ставропольского комсомола стал объектом тщательного расследования со стороны центральных органов ВЛКСМ и КПСС, после того, как во время пребывания в Югославии тургруппы юных ставропольцев один из ее участников попытался сбежать на Запад.

Даже через несколько лет после этого случая в партийном руководстве края при каждом удобном случае старались подчеркивать важность воспитания советской молодежи в духе активного неприятия буржуазной идеологии. Об этом свидетельствовало упомянутое выше выступление на XXV съезде КПСС О.К. Гуцевой. В своей речи, с которой без сомнения предварительно ознакомился глава ставропольской делегации М.С. Горбачев, учительница решительно осудила тех, кто пропагандирует «развязность, цинизм, неряшливость в одежде, легкомысленное отношение к прошлому и будущему». «Это изображается как «невинная мода», как «образ современной жизни и преподносится как ценность «свободного мира», – говорила Ольга Кирилловна. Она выразила тревогу по поводу того, что с помощью проповеди «безыдейности, потребительства, эгоизма… апологеты капитализма пытаются воздействовать на нашу молодежь…, «разрыхлить» ее патриотизм, поколебать ее преданность Родине, нарушить революционную преемственность поколений». Вряд ли такие заявления ставропольских коммунистов с высокой трибуны партийного съезда позволяли деятелям из ЦРУ увидеть в них признаки толерантного отношения к западным ценностям.

Действовал ли принцип Питера в Советской стране?

По мнению Джерри Хафа не поиск тщательно скрываемых компроматов, а внимательное изучение открытых сведений о жизни и деятельности советских руководителей являлось более плодотворным для вынесения верных суждений относительно их личных качеств. К тому времени на Западе было опубликовано немало исследований, в которых всесторонне изучался механизм управленческих систем, их  эффективность, а также деятельность их сотрудников.

С 1968 г. на Западе стала популярна  книга канадского педагога Лоуренса Питера. Провозглашенный автором книги «Принцип Питера» гласил,  что в административных системах человек, отлично справлявшийся со своими обязанностями и потому назначавшийся на все более высокие должности, мог достичь такой ступени, на которой потребовались бы знания и опыт, которыми он не обладал. Л. Питер утверждал, что механическое продвижение человека вверх по иерархической лестнице приведет его к тому, что на определенном этапе проявится его некомпетентность. В этом случае «отличник» станет «троечником», готовым лишь к бездумному исполнению вышестоящих приказов, а потому склонным к ошибочным действиям. С помощью «принципа Питера» можно было объяснить обычный недуг бюрократических механизмов – их неспособность к живой реакции на быстро меняющуюся обстановку.

Еще более опасным, по мнению Питера, является дальнейшее выдвижение некомпетентного человека на более высокие ступени управления. В этом случае, предупреждал Питер, не только поднимающегося наверх по ступеням, но и организацию, в которой он работает, может ждать катастрофа. «Принцип Питера»  объяснял крушение многих  амбициозных карьеристов, а заодно и предприятий, которыми они брались руководить. Озабоченные исключительно собственным продвижением к высотам власти, они игнорируют интересы организации и навязывают ей плохо продуманные, а нередко и авантюристические планы, которые не могут не проваливаться.

К сожалению, советская система управления не имела иммунитета от последствий «принципа Питера». Ярким примером этого было избрание на сентябрьском (1953 г.) пленуме ЦК КПСС Первым секретарем ЦК партии Н.С. Хрущева. Через 11 лет после этого события, в октябре 1964 г., руководители партии  решили отправить Хрущева в отставку. Перед этим они в течение двух дней на заседаниях Президиума ЦК и затем в ходе пленума ЦК КПСС в присутствии Хрущева перечисляли многочисленные провалы в различных областях руководства, допущенные за 11 лет его пребывания на высших постах в партии и Советском государстве.

Не считаясь с мнением своих коллег, энергичный Хрущев добивался осуществления бестолковых реорганизаций в различных сферах жизни советского общества, которые лишь вносили сумятицу и тормозили развитие страны. Провалилась первая же программа, выдвинутая Хрущевым на сентябрьском (1953 г.) пленуме и провозгласившая резкий подъем сельскохозяйственного производства в течение 2–3 лет. Несбыточным оказалось его обещание в 1957 г. обогнать США по производству мяса, масла и молока в 2–3 года. Впервые в советской истории пятилетний план, одобренный на ХХ съезде КПСС, не был выполнен в срок, а Хрущев постарался прикрыть провал, заменив пятилетку новым семилетним планом. Обречен был на провал и провозглашенный Хрущевым на XXII съезде партии амбициозный 20-летний план построения материально-технической базы коммунистического общества к 1980 г.

Поспешные решения Хрущева об одностороннем разоружении СССР наносили удар по его оборонному потенциалу. Хрущев отдавал приказы уничтожать советские самолеты, так как считал их устаревшими после появления межконтинентальных ракет. Он не учитывал, что его хвастливые заявления о многократном опережении нашей страной Америки в производстве ракет использовались военно-промышленными монополиями США для ускорения гонки вооружения. К тому же, как подчеркивали члены Президиума ЦК КПСС в ходе октябрьских заседаний, не согласованные ни с кем заявления Хрущева и его действия не раз ставили мир на грань глобального термоядерного конфликта. 

Деятельность Н.С. Хрущева во главе партии и советского правительства была ярким примером роковых последствий выдвижения к руководству человека, который не обладал необходимыми для этого данными. В течение 11 лет ключевые посты в нашей великой державе в середине ХХ века занимал человек, образование которого ограничивалось двумя классами обучения в деревенской церковно-приходской школе и несколькими месяцами пребывания на рабфаке и Промакадемии. Плохо понимал Хрущев и основополагающую теорию правящей коммунистической партии. Его познания в теории марксизма-ленинизма оставались на уровне, достигнутом им в ходе ускоренного усвоения политграмоты в формированиях Красной армии и в обстановке Гражданской войны.

Невежество и низкий уровень культуры Хрущева не мешали ему постоянно поучать советских и зарубежных людей. Он любил произносить длинные речи, в которых с апломбом изрекал сумбурные суждения по травопольному севообороту, архитектуре, школьному образованию, живописи и литературе. Особенно сильный удар нанес Хрущев по освещению отечественной истории. Озабоченный прежде всего достижением  политиканских целей в борьбе за власть и одновременно стараясь скрыть свою роль в развязывании репрессий 30-х гг., Хрущев сводил советскую историю к жестоким беззакониям, обвиняя в них прежде всего Сталина. Хрущевское истолкование советского прошлого подрывало доверие к партии, ее руководству и искажало важнейший исторический период в жизни страны. Следствием действий Хрущева стали дестабилизация положения в СССР и других социалистических странах, восстания в Польше и Венгрии, ухудшение отношений с Китаем.

Для наших врагов было очевидно, что появление нового Хрущева во главе СССР, или человека, который бы по своим качествам не соответствовал положению главного советского руководителя, могло  нанести колоссальный урон нашей стране. Однако из указанной выше статьи Джерри Хафа могло создаться впечатление, что в Советском Союзе извлекли уроки из ошибок прошлого и приняты меры для предотвращения появления некомпетентных людей в руководстве страны. В своей статье Д. Хаф сообщал, что после окончания войны новые партийные и советские руководители становились таковыми после прохождения ими очного курса в высших учебных заведениях. Уровень и качество их образования, подчеркивал Хаф, были выше и лучше, чем у тех, кто не получил очного высшего образования, ограничившись заочным или вечерним.

Поскольку в М.С. Горбачеве Хаф видел представителя послевоенного поколения партийных руководителей, он объявил  его избрание секретарем ЦК КПСС знаменательным событием по обновлению советского руководства. Хаф считал, что Горбачев имеет больше шансов занять пост Генерального секретаря ЦК партии по сравнению с теми, кто не имел очного высшего образования. А к таким относились Андропов, Черненко и Гришин, подчеркивал Хаф.

Прав ли был Хаф?

Сенсационный вывод Джерри Хафа производил сильное впечатление. Однако, поскольку большинство его коллег не так хорошо знали биографии советских руководителей, они не заметили очевидные ошибки и натяжки в рассуждениях советолога. Знающие же люди, в том числе в США, могли обратить внимание на то, что М.С. Горбачев не был первым человеком в высшем советском руководстве, который получил очное высшее образование после войны. К тому времени такое образование было у кандидата в члены Политбюро П.Н. Демичева, а также секретарей ЦК КПСС В.И. Долгих и К.Ф. Катушева.

Обратив же внимание на то, что В.В. Гришин, К.У. Черненко и Ю.В. Андропов не имели законченного очного образования, Джерри Хаф не указал на то, что к 1979 г. подавляющее большинство членов и кандидатов в члены Политбюро еще до войны окончили вузы после завершения ими очного обучения, а затем работали по полученным ими профессиям. Среди членов Политбюро такими были: Л.И. Брежнев, А.Н. Косыгин, М.А. Суслов, А.П. Кириленко, А.А. Громыко, Д.Ф. Устинов, В.В. Щербицкий, Д.А. Кунаев,  А.Я. Пельше. Среди кандидатов такими были: П.М. Машеров, М.С. Соломенцев, Б.Н. Пономарев, Ш.Р. Рашидов. При этом Пельше был членом Академии наук Латвийской ССР, Кунаев долгое время был президентом Академии наук Казахской ССР, Пономарев был академиком АН СССР, а Рашидов, будучи писателем, долго возглавлял Союз писателей Узбекистана. Секретарь ЦК КПСС В.И. Долгих был  автором научных работ и ряда изобретений.  Хаф же создавал  впечатление, будто появление образованного Горбачева в партийном руководстве было подобно лучу света в темном царстве неучей.

Указав на то, что ряд членов советского руководства не получили очного высшего образования, так как им помешала война, Джерри Хаф не рассказал, что эти люди прошли суровую школу военных лет. Андропов и Гришин выполняли ответственную партийную работу в годы Великой Отечественной войны. Ряд членов советского руководства во время войны сражались на фронтах в рядах Красной армии (Романов, Щербицкий, Демичев, Долгих, Рашидов). Организаторами партизанской борьбы в Белоруссии были: будущий член Политбюро К.Т. Мазуров, будущий кандидат в члены Политбюро П.М. Машеров, секретарь ЦК КПСС М.В. Зимянин. За свои подвиги в тылу врага П.М. Машеров был удостоен в 1944 г. звания Героя Советского Союза.

Принизив достоинства и заслуги других советских руководителей, Хаф в то же время не стал обращать внимание на недостатки Горбачева. Хаф умолчал о том, что, в отличие от всех других членов советского руководства с очным высшим образованием, которые, как правило, по меньшей мере несколько лет трудились по полученным ими в вузах профессиям, Горбачев недолго проработал  юристом. Получив по окончании юридического факультета МГУ распределение в Ставропольскую прокуратуру, Горбачев проработал там всего десять дней. Постепенно юридические знания, полученные в МГУ, стали забываться и во время одного из заседаний первого Съезда народных депутатов СССР Горбачев публично признался: «Юрист-то я, по правде, никакой!»

«Никаким» стал Горбачев и «агрономом-экономистом», хотя во время работы в крайкоме комсомола он стал студентом заочного отделения экономического факультета Ставропольского сельскохозяйственного института, а через пять лет получил соответствующий диплом о его окончании. Однако он никогда не работал и по этой профессии.

Обладатель двух дипломов, свидетельствующих о наличии у него высшего образования, не прославился особыми достижениями в руководстве своим краем. По этой причине на двух съездах КПСС, на которых Горбачев возглавлял делегации ставропольских коммунистов, о Ставропольском  крае ни разу не было сказано в отчетных докладах ЦК партии. Партийному руководителю края, который вскоре стал Генеральным секретарем ЦК КПСС, ни разу не было предоставлено слово для выступления на съезде для отчета о делах Ставрополья.

Впервые М.С. Горбачев произнес речь в Москве, которая была опубликована в центральной печати, во время похорон члена Политбюро Ф.Д. Кулакова, скоропостижно скончавшегося в июле 1978 г. Появление Горбачева на похоронах было связано с тем, что Кулаков возглавлял в конце 60-х гг. Ставропольский крайком партии и именно он выдвинул Горбачева на партийную работу. Возможно, выступление Горбачева на похоронах Кулакова привлекло внимание Брежнева. В своих воспоминаниях руководитель Лечсанупра Кремля Е. Чазов писал, что в беседе с ним, состоявшейся сразу после внезапной смерти Кулакова, Л.И. Брежнев «стал перебирать по памяти возможные кандидатуры на освободившееся место секретаря ЦК и первым назвал Горбачева». Поскольку Кулаков с середины 60-х гг. возглавлял Отдел сельского хозяйства в ЦК КПСС, очевидно, речь шла о том, чтобы Горбачев, став секретарем ЦК, возглавил этот отдел.

Такое решение шло вразрез с практикой выдвижения на высшие посты в партии, сложившейся в последние десятилетия. Таким назначениям обычно предшествовало направление партийного руководителя на работу в разных областях страны и в аппарат Центрального комитета. Таков был путь и скончавшегося внезапно Кулакова. Прежде чем стать секретарем ЦК КПСС, Ф.Д. Кулаков работал в Пензенской области и Ставропольском крае, был три года министром хлебопродуктов РСФСР. С 1964 г. Кулаков 14 лет работал в Отделе сельского хозяйства ЦК КПСС. Часто лиц, назначавшихся на высшие посты в партии, направляли на учебу в Высшую партийную школу. Однако Горбачев не знал других республик и областей страны, кроме Ставропольского края. Он никогда не работал в аппарате ЦК. Он не учился в Высшей партийной школе. Хорошо знакомый с сельским хозяйством Ставропольского края, Горбачев не был в равной степени осведомлен о сложности и разнообразии аграрных проблем страны. Лишь чрезвычайная ситуация, вызванная внезапной смертью Кулакова, объясняла решение Брежнева назначить Горбачева на высокий и важный пост без прохождения всех ступеней подготовки к этому.

В то же время было очевидно, что назначение Горбачева секретарем ЦК отнюдь не означало, что ему прочат более высокое место. Помимо уже упомянутых Андропова, Черненко и Гришина, называли и других лиц, которые могли бы занять высшую партийную должность. Упоминали члена Политбюро и ленинградского партийного руководителя Г.В. Романова. В своих воспоминаниях Гришин писал, что незадолго до своей смерти Брежнев собирался созвать пленум ЦК КПСС, на котором хотел предложить В.В. Щербицкого в качестве своего преемника. Сам же Леонид Ильич собирался учредить почетный пост «Председателя партии» и занять его. Говорили и о том, что пост Председателя Совета Министров СССР может занять П.М. Машеров. Кажется,  в то время в советском руководстве никто не считал, что Горбачев мог бы в ближайшие годы занять высшие посты в стране.

Какие цели преследовала статья Хафа?

Совершенно очевидно, что содержавшая неточности, логические натяжки, умолчания и преувеличения статья Джерри Хафа не отвечала критериям научного исследования, а потому ее вывод казался сомнительным. Она не была похожа на другие труды Хафа, полагавшегося обычно на точные факты и проявлявшего осторожность в суждениях. Однако публикация этой статьи в журнале «Проблемы коммунизма» означала, что спонсоров Совета по советским исследованиям интересует не столько академическая корректность, сколько пропагандистское воздействие. Организаторы этой публикации исходили из давней американской политической традиции, в соответствии с которой кандидата на выборные должности в США начинают рекламировать за несколько лет до всенародного голосования. В ходе такой политической рекламы допускаются сильные искажения правды, сокрытие компрометирующих фактов, нарушения логики и чудовищные преувеличения. Избирателей убеждают, что им предстоит выбрать носителя всех добродетелей и почти чудотворца.

По этому традиционному рецепту с поправками на видимость научности была сделана и статья Джерри Хафа. Появление такой статьи не имело прецедентов. Никогда в США не рекламировали возможного претендента на высший пост в СССР. При этом в статье утверждалось, что приход Горбачева к власти принесет лишь блага советским людям.

Почему же на самом деле издатели журнала «Проблемы коммунизма» сделали ставку на Горбачева? Можно предположить, что внезапное избрание до сих пор мало известного в мире руководителя Ставропольского крайкома партии на один из высших постов в Советском Союзе показалось  американским стратегам сходным с ситуацией, описанной в книге Лоуренса Питера. К тому же советологам были известны катастрофические последствия для СССР пребывания на высших постах страны Хрущева. Мог ли Горбачев стать «новым Хрущевым»? 

Несмотря на огромные различия между Горбачевым и Хрущевым, общими у них были их непомерные амбиции. Они без тени сомнений соглашались занимать все более высокие посты и легко отбрасывали все то, что не служило их движению вверх. Поэтому Хрущев, оказываясь в рабфаке или в Промакадемии, быстро переключался на политическую деятельность в учебных заведениях, забрасывая учебу. Возможно, Горбачев воспринимал преподававшиеся ему предметы в вузах лишь как тяжелую нагрузку, необходимую для обретения общественного статуса, а потому старался как можно быстрее выбросить их из памяти.  Поэтому забывались сведения не только из области права, но также из истории, географии и прочих гуманитарных наук. Вероятно, по этой причине Горбачев не мог без ошибок произнести название советской республики «Азербайджан».

Их сопротивление саморазвитию и самосовершенствованию  проявлялось в их речи. Возможно, что Хрущев произносил «коммунизьм» и «социализьм» с тех пор, как он услышал эти слова в вульгарном произношении в первые годы революции. Не исключено, что Горбачев предпочитал говорить: «лОжить», «нАчать» «мЫшление», так как привык к этому в юные годы.

Ограниченность и эгоцентризм Хрущева и Горбачева делали их яростными противниками тех, в ком они видели конкурентов на политическом поле. Американские же стратеги рассматривали  Горбачева как человека, который сможет остановить приход к власти многих советских руководителей, доказавших на деле свое умение решать сложнейшие вопросы развития страны. Таких было немало и среди тех руководителей партийных делегаций на съездах КПСС, которым, в отличие от Горбачева, предоставили слово для выступлений. Нет сомнений в том, что эти люди оказались бы более достойными высших постов в партии и Советском государстве, чем Горбачев. Память об этих людях сохраняется и ныне. В честь некоторых из них воздвигнуты памятники в областных центрах России.

Между тем с весны 1979 г. по различным каналам в Москву из-за рубежа стала поступать информация о том, что на основе научного исследования многих биографических данных огромного числа советских политических деятелей американские советологи пришли к выводу, что самым лучшим из них является новый секретарь ЦК КПСС М.С. Горбачев. Такие сведения могли поступать и к Л.И. Брежневу.

Помимо нашего института Джерри Хаф поддерживал тесные отношения и с другими учреждениями АН СССР. Особенно близкие отношения у него сложились с директором Института США и Канады Г.А. Арбатовым. По словам Хафа, Арбатов был частым гостем в его доме во время поездок в США. В своих же воспоминаниях В.В. Гришин сетовал, что в последние годы жизни Л.И. Брежнев особенно часто стал обращаться за советами к академикам Н.Н. Иноземцеву и Г. Арбатову. Нет сомнений в том, что Л.И. Брежнев был ознакомлен с содержанием статьи Хафа.

О том, что агитационный материал Хафа не обеспокоил советское руководство, свидетельствует стремительное возвышение М.С. Горбачева после весны 1979 г. 27 ноября 1979 г. на пленуме ЦК КПСС он был избран кандидатом в члены Политбюро. 21 октября 1980 г., через 30 лет после его приема в кандидаты в члены партии, М.С. Горбачев стал полноправным членом Политбюро. С тех пор  в течение 10 лет, вплоть до крушения Советской власти,  по праздничным дням  портретами Горбачева украшали фасады зданий во всех городах страны, а советские люди несли их в руках во время демонстраций 1 Мая и 7 Ноября.

Газета «Советская Россия».

22 Июля 2021

Поделиться:

Материалы сайта предназначены для лиц старше 18 лет (18+)

Copyright © 2006-2019, Приморское краевое отделение КПРФ, свидетельство о регистрации СМИ Эл №ФС77-72318 от 28 февраля 2018 г.

Зарегистрированно Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций

Учредитель: Приморское краевое отделение политической партии «КОММУНИСТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ». Главный редактор: и.о. главного редактора Куликов Г.П.
Адрес редации: komitet@pkokprf.ru Телефон: (423) 2-45-48-02

Мнения отдельных авторов могут не совпадать с позицией редакции. При перепечатке опубликованных материалов прямая ссылка на наш сайт обязательна.

По техническим вопросам: webmaster@pkokprf.ru Разработка worldcar.design